Доун  Уэйли (амер. Dawn Whaley) – эталон современной женщины-лидера, всегда элегантной и улыбчивой, с ясным взглядом на жизнь и отменным чувством юмора.

Женщина-лидер в большом бизнесе

Ее стремительная карьера началась с работы в PR-агентстве, которое занималось запуском таких гигантов, как Amazon, Citysearch и Ticketmaster. Окончив Университет Джорджии, Доун находилась в поиске дальнейшего пути и как-то раз случайно увидела статью о женщине, которая открыла прямо у себя дома офис PR-компании, специализирующейся на технологическом секторе. Эта идея показалась ей настолько свежей, что она разыскала ее телефон и договорилась о встрече. Так в 22 года Доун Уэйли стала третьим сотрудником агентства и за несколько лет помогла увеличить его ежегодные обороты до $40 миллионов, а также возглавила открытие филиалов в других городах. После того как агентство было продано группе компаний WPP в 1998 году, Доун провела еще ряд успешных сделок. Например, стала соучредителем медиа-холдинга The Convex Group, который вскоре был продан за $250 миллионов более крупному игроку.

С 2010 года Доун  Уэйли является президентом  Sharecare – компании, занимающейся цифровым здравоохранением и помогающей систематизировать заботу о своем здоровье.

Доун поделилась секретами своего успеха и рассказала о роли женщины в большом бизнесе в эксклюзивном блиц-интервью для нашего сайта Tech&Travel.

– Начало вашей карьеры было очень успешным. Что помогло вам в выборе проектов для сотрудничества – интуиция или логика?

– На 100% интуиция. Я действительно принимала каждое решение в своей более чем 25 летней карьере, основываясь на интуиции. Это было просто «у меня такое ощущение». Единственный основанный на логике момент – я точно знала, что хочу попасть в технологическую отрасль. Поэтому я сразу определилась со сферой. И когда я прочитала историю о женщине, строящей PR-агентство для высоких технологий, я просто созвонилась с ней. Так и началась эта история.

– Как думаете, что важнее для достижений в бизнесе – хорошее образование или просто удача? И дало ли вам обучение в престижном университете какие-либо преимущества?

– Я думаю, что образование – один из главных элементов для формирования жизни, который затем направляет вашу карьеру. Скажу как человек, который постоянно нанимает на работу выпускников: я больше фокусируюсь на том, что они изучали, как себя презентуют, и есть ли у них определенные качества, чтобы влиться в культуру нашей компании. Я обращаю внимание на драйв и умение решать проблемы. Да, образование помогает тебе приобрести и развить навыки, но вот конкретные предметы в программе уже не так важны.

Что касается лично меня, то я освоила две сферы – журналистику и бизнес. И самое лучшее, чему я научилась, –  это писать. Я чувствую, что пошла в своё время именно в связи с общественностью, потому что умела писать. И удивительно, как много детей в наши дни выпускаются из школы и не знают, как взять чистый лист бумаги и создать на нем структурированный документ.

– Есть ли значительная разница в построении PR стратегий для технологических и нетехнологических компаний?

– Вернемся к тому времени, когда я работала в PR-агентстве. Мы сотрудничали только с технологическими компаниями. И для них PR или коммуникации были единственным  компонентом маркетинга, которым они вообще занимались. А в ту эпоху для большинства мировых маркетинговых агентств  PR-направление не было особо значимым. Они создавали рекламу, а коммуникации были на последнем месте. Столько важных вещей необходимо понять о том времени, когда технологическая индустрия только начала развиваться. Всё было в новинку. Но для меня связи с общественностью имели особое значение. А сейчас такой подход наблюдается и в других отраслях.

– Почему многие стартапы терпят неудачи еще в самом начале? Так происходит, потому что сами идеи слабые или предприниматели просто не знают, как продвигать свои идеи?

– Уверена, что эти две причины сочетаются. Я вижу много стартапов, которые концентрируются только на технической стороне проекта. А это лишь малая часть от всего. Поэтому им сложно привлечь внимание и масштабировать бизнес. То есть проблема не в том, что идея плоха, а в том, что она мала. И это тяжело преодолеть. Такова основная причина неудач.

Но при этом некоторые слабые идеи создают достаточно медийного шума, и стартап преуспевает за счет этого. Эти идеи не являются великими сами по себе, но вокруг них возникает хороший PR.

– Сталкивались ли вы на протяжении своей карьеры с гендерной дискриминацией?

– Да, было такое. На самой первой моей работе, еще до прихода в PR-агентство. Мне попался невероятно шовинистический босс, и я продержалась всего год. Но потом мне повезло с окружением, где пол не был критически важным.

Я родом с юга США, где до сих пор сохранилась своего рода гендерная идентификация в деловой среде. Я не имею в виду, что там “период Древнего Рима”, но женщинам надо постараться, чтобы войти в историю. Но в целом, дискриминации уже нет.

А вот в Sharecare мы имеем невероятно сбалансированную команду топ-менеджеров из мужчин и женщин.

– А чем обусловлен тот факт, что даже в такой развитой стране, как США, мужчин на руководящих должностях всё равно больше?

– Мы уже имеем определенный прогресс в области гендерного разнообразия, особенно многого удалось достичь в последние 10-20 лет. Но всё равно еще есть, куда расти. И интересной особенностью именно технологического сектора является то, что многими компаниями руководят разработчики, а ими становятся чаще мужчины. Но такие компании, как Google, запускают множество замечательных программ, чтобы изменить тенденцию.

– Боятся ли мужчины успешную женщину-руководителя?

– В этом плане лично мне повезло. И я думаю, что успешный мужчина в целом оценивает человека – а не именно мужчину или женщину. Но еще 15 лет назад это было большей проблемой.

– Остается ли у вас время на бытовую рутину в повседневной жизни, например,  приготовление ужина?

– Не. У меня есть 19 летняя дочь, она сейчас учится в Калифорнии. Но когда она жила дома, я либо работала, либо была ей мамой, на остальное времени не оставалось. Это был огромный вызов для меня, потому что я всегда сотрудничала с очень динамичными компаниями «на высоких скоростях». Люди часто спрашивают о моих хобби. «О, нет. Мое любимое хобби – это сон»,  –  отвечаю я. Я очень много работаю.

– Что вы считаете основным достижением в карьере и в жизни?

– Вы знаете, я человек, строящий планы на долгосрочную перспективу. И я не уверена, был ли уже в моей жизни тот самый большой успех. Я очень горжусь тем, чего мы достигли в Sharecare за относительно короткий период времени, и наше текущее видение в том, чтобы помочь людям оптимизировать заботу о своем здоровье. Так что, я надеюсь, Sharecare и станет моим самым значимым достижением. Я также очень рада наблюдать за изменениями, которые происходят с моими коллегами: они действительно очень развились и берут новые высоты. Я вижу, как они возлагают на себя больше ответственности, как идут к своим целям.

 А самое большое достижение в жизни – это моя дочь.

– Вы хотели бы, чтобы дочь повторила ваш карьерный путь? Я имею в виду, чтобы она тоже достигла уровня топ-менеджера крупной компании?

– Я поддержу ее во всем, чего пожелает именно она. Конечно, я хочу, чтобы она была успешна в жизни. Она гораздо более глубоко мыслящий человек, чем я. У меня больше драйва, а у нее больше мысли. Так что мне очень любопытно увидеть, куда приведет ее жизнь.